"Чем платить людям за макулатуру и почему город не готов к мусоросжигательному заводу"


Тот факт, что раздельно собранные отходы — это не мусор, а вторичное сырьё, уже не нуждается в разъяснении. Но, тем не менее, за их сортировку берутся лишь единицы из нас, да и пункты приёма вторсырья в Ульяновске можно пересчитать по пальцам. В начале этой недели к нам приехала передвижная выставка-размышление «Про отходы», которая вдохновила на дискуссию экологов, представителей власти и бизнеса. По её итогам предприниматели признали, что пока у бизнеса не будет экономической мотивации заниматься раздельным сбором отходов, он не приступит к этому процессу в полную силу.

В Европе к раздельному сбору отходов подключились уже несколько десятилетий назад, и особенно удачно этот опыт прижился в странах, старающихся экономить свои ресурсы и энергию. Пожалуй, наиболее показателен в этом смысле пример Германии с её четырьмя ведрами на каждой кухне, но и в других странах Старого Света уже оформились свои традиции сбора мусора, своя законодательная база, свои экономические условия. А что же у нас?

Культурно про отходы

Администратор некоммерческого общероссийского объединения «Коалиция «PRO Отходы» Мария Белоус, считает, что бессмысленно объяснять неудачи в этой сфере особенностями нашего менталитета. Круглый стол в Ульяновске инициировали участники этой коалиции, и они же – организаторы просветительской выставки «Про отходы». И это не случайно, ведь своим главным врагом экологи считают именно недостаток информации.

- Очень часто организаторы крупных мероприятий ставят несколько контейнеров для раздельного сбора отходов. К сожалению, это всегда заканчивается тем, что в урнах оказывается смешанный мусор, - рассказала Мария. - Это не потому, что люди плохие, или такой менталитет. Это потому, что люди на развлекательных мероприятиях вообще мало что видят выше уровня пояса и физически не воспринимают информацию. Поэтому мы в таких случаях всегда стараемся привлечь к мероприятию большой волонтёрский десант, который будет объяснять людям, почему это важно. Причём формат обычных промоутеров здесь не работает, ведь говорить об отходах, когда ты сам в это не веришь, практически не возможно, тебя никто не услышит.

Такой формат просветительского сбора отходов уже стал привычным для активистов организации. Начинался он с «прочёсывания» 5-6 парков в Москве, а теперь может легко встраиваться в любое развлекательное мероприятие. В прошлом году коалиция «PRO Отходы» создала в Москве эколого-просветительскую площадку «Центр экономии ресурсов», а уже в этом месяце в столице откроется первый музей переработки отходов, и Мария уверена, что он непременно найдёт свою аудиторию.

- На самом деле это очень важно – давать жизнь таким проектам, проводить различные конкурсы и выставки. Они мало связаны с чем-то грязным и некрасивым, что обычно ассоциируется с мусором, зато тесно переплетены с культурным времяпрепровождением. Таким образом мы создаем у людей связку, что ответственно относиться к своим отходам – это особенность культурного цивилизованного человека.

Неприбыльный бизнес

Говоря о положении дел в Ульяновске, участники дискуссии признали: ситуация непростая. Пунктов приёма сбора вторсырья в городе крайне мало, да и найти их весьма непросто. По словам руководителя регионального отделения зеленого движения России «ЭКА» Александра Яшина, у него на поиски таких пунктов ушло три месяца – в итоге на весь город нашлись 17 точек, где можно сдать те или иные отходы и два предприятия, перерабатывающие пластик. Впрочем, заполнять эту нишу бизнес не спешит – главным образом потому, что это не выгодно.

- В России до сих пор на законодательном уровне не решен вопрос введения залоговой стоимости упаковки, переработка и утилизация которой должна быть заложена в цену товара, - рассказал директор департамента природных ресурсов и экологии Министерства сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области Амир Галяутдинов. - Если у бизнеса не будет прибыли, то он не будет принимать ту же макулатуру. Собирать её просто так ради того, чтобы люди не захламляли свои балконы, вряд ли кто-то будет.

Замдиректора ООО «Центр экологических технологий» Дмитрий Насонов подтвердил: пока у бизнеса не будет экономической мотивации заниматься раздельным сбором отходов, он не активизирует эту работу.

- До кризиса закупочные цены на переработанное сырьё были достаточно высоким, - добавил он. - Но в Ульяновской области нет предприятий, которые используют для производства продукции вторичное сырье, поэтому мы вынуждены вывозить его за пределы региона. После кризиса закупочные цены на сырьё сильно упали, и пока наша машина доезжает до ближайшего завода в Татарстане, который использует преработанные ПЭТ-бутылки, вся экономика съедается транспортными расходами. Поэтому мы признаём – да, экономического стимула нет, но мы внимательно следим за всеми процессами, которые происходят в стране.

Верните pfand!

Дмитрий Насонов отметил, что недавно во втором чтении в Госдуме были рассмотрены поправки в закон об обращении с отходами. Предполагается, что именно они введут ту самую залоговую стоимость товара. А значит, предприятия, занимающиеся переработкой тары, смогут получить дотации на свою деятельность, расширить бизнес и, в конце концов, улучшить экологическую обстановку в регионе.

- Залоговая стоимость будет аккумулироваться в государственном фонде, и мы очень надеемся, что она будет потрачена на то, чтобы отходы были нормальным образом собраны и переработаны, - отметил он. - Надеемся, что эта инициатива не превратится в очередную коррупционную схему, потому что возможно, именно она и станет решением нашей проблемы.

Кстати, в той же Германии понятие «pfand» (залог) уже давно вошло в жизнь горожан. Покупая лимонад в ПЭТ-бутылке, немцы оплачивают не только напиток, но и залог за ёмкость – в чеке так и указывается: 1евро за лимонад плюс 0.25 евро pfand. Сдать бутылку можно в этом же магазине в специальном автомате, в обмен выдаётся скидочный купон, которым можно тут же воспользоваться. Но у нас большинство инициатив компаний, занимающихся сбором и переработкой мусора, пока осуществляется благодаря личной позиции их руководства и за счёт их собственных средств. По словам Дмитрия Насонова, в прошлом году «Центр экологических технологий» проводил акции по установке контейнеров для раздельного сбора отходов.

- Мы решили не делать градацию по конкретным видам собираемых отходов, просили население отдельно собирать так называемые сухие отходы и мокрые, загрязнённые пищевым мусором, подразумевая, что дальнейшую сортировку мы будем осуществлять сами, - рассказал замдиректора. – Но мы вынуждены признать, что не была проведена мощная информационная подготовка, и мы получили отрицательный эффект. Несмотря на то, что контейнеры были маркированы соответствующим образом, в них попадали все отходы. Некоторое время мы несли затраты, но потом приостановили эту программу. Хотя мы изначально не были нацелены на экономическую выгоду - просто хотели понять, готово ли население к этому формату работы. В следующем году мы всё равно будем возобновлять этот проект, планируем оборудовать некоторые контейнеры жёлтой крышкой, и опять будем просить население складывать туда сухие отходы.

Два рубля - не стимул

Как же получить от населения отклик, чем подтолкнуть их к поддержке таких инициатив? С таким вопросом Дмитрий Насонов обратился к московскому эксперту.

- Сейчас материальные стимулы не так сильны, как раньше, - ответила Мария Белоус. - Ну серьёзно, для работающего человека получить пару рублей за килограмм макулатуры – это не стимул прийти в пункт приёма. У человека, который задумался об этом, другой мотив – он понимает, что некоторое сырьё можно переработать, что мусор, который он выбрасывает, оказывает влияние на него самого, на среду в которой он живёт.

Правда общественники признают, что работая с этими мотивами, они сталкиваются с новыми проблемами: в большинстве случаев пункты сбора вторсырья выглядят весьма плачевно.

- По опыту Москвы, но я уверена, в других регионах так же, это почти всегда какие-то гаражи и подсобки, там грязно, в них постоянно находятся бездомные, - рассказала эксперт. - Человек с экологической мотивацией и хорошим достатком обычно бывает в шоке, когда ему нужно погрузиться в такое непотребство. Поэтому важно, чтобы появление новых пунктов в достойных помещениях было поддержано на городском уровне.

По словам Дмитрия Насонова, в Ульяновске ставка арендной платы для предприятий, которые осуществляют деятельность в области обращения с отходами, самая низкая – для приёмных пунктов и мусоросортировочных станций действует понижающий коэффициент. Кроме того, сейчас в Ульяновске разрабатывается генеральная схема очистки города.

- Мы надеемся, что в документе будет предусмотрено расширение сети сбора вторсырья. А если нет, то в дальнейшем эта схема будет утверждаться депутатами гордумы, и они смогут потребовать включения этих пунктов в данное положение, - добавил он.

Нерезиновый полигон

К разговору об утилизации отходов экологи пригласили и специалистов компаний-инвесторов, уже несколько лет работающих в регионе. И это понятно - в конце концов, именно их продукция фасуется в ту самую ПЭТ-упаковку, которую можно собрать и повторно переработать.

- В Ульяновске действительно нет серьёзного опыта в сфере сбора и переработки вторсырья, - поделился мнением менеджер региональных программ и проектов компании «Efes Rus» Алексей Кузнецов. По его словам, предприятия, имеющие программу устойчивого развития, как правило, готовы вкладывать деньги в проекты социальной ответственности. Но даже крупному бизнесу тяжело в одиночку построить всю цепочку сбора и утилизации отходов.

- У нас были инициативы, которые мы поддерживали: например, молодой предприниматель собирал мусор, делал из него дорожную плитку, но такой бизнес требует долгих инвестиций, а молодые бизнесмены больше заинтересованы в быстром получении дохода, – добавил Алексей. - Зато в Сенгилеевском районе мы помогли предпринимателю открыть на базе своего магазина пункт приёма ПЭТ-мусора. Потом это потребовало дополнительных затрат, однако бизнес всё-таки начал себя окупать. Но это лишь маленький, локальный пример, нам бы хотелось, чтобы он распространился по региону.

А вот у компании «Маrs» несколько другие заботы - для предприятия актуальна проблема переработки собственных отходов.

- Одной из стратегических целей нашей компании является уход от полигона для захоронения отходов к концу 2014 года, - рассказала Екатерина Дьякова, координатор по экологической безопасности ООО «Маrs». - Но в Ульяновской области мы столкнулись с колоссальными проблемами, потому что в регионе практически нет поставщиков услуг по утилизации отходов. Теперь мы ломаем голову над тем, каким способом мы переработаем все эти отходы. Сейчас мы своими силами развиваем предприятия по переработке некондиционной кондитерской продукции, и успешно работаем на этом поприще. Но мы бы хотели видеть на рынке Ульяновской области игрока, который бы забирал все виды отходов и утилизировал их наиболее экологичным способом. В Ульяновске было несколько полигонов, сейчас закрыли все, кроме Баратаевского, и насколько хватит его ёмкости – большой вопрос. Поэтому город уже должен задуматься, что делать с этим количеством отходов?

Сжигать без риска

Одно из решений такой проблемы – строительство мусоросжигательного завода. Но по словам Марии Белоус, эта тема очень негативно воспринимается в среде экологов.

- С одной стороны, опыт европейских стран с 50-летней историей раздельного сбора отходов говорит о том, существует три способа цивилизованного обращения с ними – переработка, сжигание и - по минимуму - хранение. На долю сжигания там может приходиться до 60 процентов отходов. Но в российских реалиях о таком соотношении говорить рано. Ведь как у нас сейчас это происходит? Есть какой-то регион, руководитель которого хватается за голову – у него исчерпывается полигон. К нему приходит человек и говорит – мы решим твои проблемы, ты больше не будешь возить отходы на полигон, ты будешь всё сжигать. Руководитель радуется – его проблема решена. Но мы такой подход категорически не принимаем, потому что проблема должна решаться комплексно.

Она пояснила, что прежде, чем сжигать мусор, нужно принимать решения сразу по всем видам отходов – по опасным отходам, вторичным ресурсам, отходам, которые можно сжечь и по неутилизируемым отходам, которые нужно разместить на полигоне.

- К сожалению, нигде такого подхода к вопросу мы не наблюдаем. Везде - вырванный из контекста крик о помощи, и мнение, что мусоросжигательный завод решит наши проблемы, признала она. - В Москве в 2008 году планировали построить ещё 6 или 7 заводов, но возникло беспрецедентное противостояние со стороны населения, в итоге заводы не построили, но проблема с отходами так и не была решена. То есть, с одной стороны это очень пугающая тема, но с другой – мне мечтается, что в каком-нибудь городе всё-таки будет разработана комплексная система, будет подобрана грамотная технология с минимальным воздействием на окружающую среду и обеспечен тщательный контроль этих предприятий.


Анастасия Гайнутдинова

15 ноября 2013, №147

http://www.ulpravda.ru/ulpravda-newspaper/news/news-1551